Парадокс воспитания

…Странное у меня сегодня настроение: какая-то мрачная меланхолия и хандра. Смотрю по сторонам и замечаю сплошное несовершенство в окружающем мире, необъяснимые несоответствия…Кажется, причина тому – очередное знакомство с положением дел сына в школе. Ученический дневник, испещренный просящими, кричащими, угрожающими записями, яснее ясного характеризует ситуацию. Неясно только одно: почему? что мы делаем не так? чего не хватает нашему способному, но безнадежно ленивому мальчику?

Школьный уголок оборудован, книг изобилие, папа с мамой грамотные, ребенок под неусыпным контролем...Все как положено, только результат нулевой.

- Мама! Я читаю уже восьмую страницу! Осталось две! – сообщает сын из соседней комнаты, чем лишает меня остатков сил и терпения (процесс чтения у нас протекает «из-под палки»: непотопляемые ежедневные десять страниц требуют большого вложения моих нервов).

…В одиночестве сидя на кухне, я безучастно наблюдаю за происходящим на улице. Разные люди проходят мимо моих окон…Обычно я никого не запоминаю, ни на ком не останавливаю взгляд. И только однажды увиденное на улице глубоко отпечаталось в памяти.

Был осенний промозглый день. Прохожие вжимались в свои одежды, прячась от всепроникающего моросящего дождя, торопились к теплу и уюту своих домов. Ветер разносил по округе обожженные первыми заморозками листья, а вместе с ними – продукты человеческой цивилизации: бумажки, пластиковые бутылки и прочие вещи, которых в изобилии на мусорке возле нашего двора. И среди этой осенней серости я увидела мальчика лет тринадцати, который собирал (в том числе исследуя мусорные баки) стеклянные бутылки.

Это был ничем не примечательный подросток, одетый в замусоленный спортивный костюм, да и дело, которым он был занят, вызывало сочувствие, но не удивление: разве такая уж это редкость в наши дни – увидеть ребенка, собирающего стеклотару, чтобы потом сдать в обмен на небольшие, но деньги?

Я уже хотела задернуть шторы, как вдруг увидела нечто, ошеломившее меня…Где-то в недрах свалки мальчишка обнаружил книгу. Он взял ее в руки, долго и, кажется, с интересом рассматривал, не обращая внимания ни на свое местонахождение, ни на непогоду, потом завернул ее в газету, положил в мешок с собранными бутылками и ушел.

Странно… Зачем ему книги? Весь вечер я невольно возвращалась к увиденному и выстраивала самые разные предположения.

Незнакомого мальчишку я видела еще много раз, и ситуация, удивившая меня, частенько повторялась…Но однажды мы познакомились поближе.

Грандиозный ремонт, который случился в нашей квартире, заставил перебрать тысячу вещей, имеющихся в доме. После проведенной ревизии часть из них пришлось выбросить.

Среди «приговоренных» оказалось несколько десятков книг. Какие-то из них были в домашней библиотеке в двойном экземпляре, какие-то не поддавались реставрации… Как бы там ни было, книги – вещь особенная, поэтому я сложила их в хорошую коробку, которую поставила в стороне от мусорки в надежде, что кто-нибудь ими заинтересуется.

Заинтересовался тот самый мальчишка. Он был на своем «рабочем месте», когда увидел содержимое коробки. Не дожидаясь, когда я уйду, он подошел к ней и стал просматривать книги. Я решила, что пора познакомиться.

…Артем оказался смышленым и развитым мальчиком. Удручал только его не по-детски острый, какой-то колючий взгляд. И еще бросались в глаза его запуганность и заброшенность.

Наше знакомство постепенно переросло в странную дружбу между благополучным взрослым и очень неблагополучным подростком. Артем стал бывать в гостях, зимой отогревался у меня, отлынивая от своей грязной «работы». То, как он вел себя в моей квартире, напоминало поведение Тарзана в светском обществе: он боялся лишний раз шевельнуться и вздохнуть. Единственное место, где мальчик переставал нервничать, был уголок с книгами. Артем читал запоем и уже практически одолел мою библиотеку. Когда он брал в руки книгу, то выпадал из реальности. А я, рассматривая маленького дикаря, только терзалась догадками: что у него за семья? кто его родители? как и чем он живет?

Поддавшись любопытству, я решила навести справки и выяснила интересующие меня подробности. Оказалось, семья Артема многодетная. Он, тринадцатилетний шестиклассник, - самый старший ребенок. Кроме него в семье пятеро детей. Родители нигде не работают и на что живут – непонятно. Они люди непьющие, но состоящие в какой-то малоизвестной секте. Видимо, следуя своим сектантским правилам, о многом они не мечтают, живут тем, что Бог пошлет да дети найдут. В общем, семья – на самом что ни на есть «дне» общества. А самое страшное, что у детей шансов выбраться оттуда практически никаких. Оказалось, что родители не приветствуют учебу в школе, так как это не приносит в дом никакого дохода, а ртов в семье достаточно. Такую блажь как любовь к чтению родители-сектанты выбивают из своих детей старым дедовским методом– ремнем. Вероятно, в случае с Артемом метод не сработал, но радостней от этого ситуация не стала.

…В последний раз мы виделись с Артемом в июле. Он был подавлен и очень расстроен.

- Я пришел попрощаться. Мы все уезжаем в другой город. Мне было хорошо у вас. Спасибо за все.

Голос Артема заметно дрогнул, а я почувствовала, что привязалась к этому мальчику.

Его родители, следуя какой-то своей логике, срывают многочисленное семейство с неуютного, но все-таки насиженного гнезда, чтобы попытать счастья в другом месте, среди других людей. Но разве там их, голодных, раздетых, безграмотных, ждет что-нибудь лучшее? Вряд ли…Мне хочется сделать что-то приятное этому маленькому скитальцу и я решаю подарить ему очень хорошее издание Пушкина с «Евгением Онегиным».

- Артем, возьми на память. Откроешь, когда будет плохо и грустно. Вспомнишь наши теплые вечера.

Мальчишка с трепетом берет книгу в руки, но спустя мгновенье возвращает ее:

- Спасибо. Но книге у вас будет лучше, а мне ее нужно будет от родителей прятать, иначе выбросят.

Мой маленький приятель открывает дверь и уже с порога говорит:

- А «Онегина» я и так знаю наизусть.

…За окном снова осень. Незнакомые люди спешат по своим делам. Ветер треплет тополя, пытаясь сорвать с них поблекший наряд. Неряшливые, бомжеватого вида люди бродят по двору в поисках своего «хлеба»…Наверное, где-то в другом городе таким же унизительным способом зарабатывает себе пропитание Артем. Радуется ли он еще случайно найденным книгам? Помнит ли «Евгения Онегина»?

…- Мама! Я все прочитал! – радостно сообщает сынишка, возвращая меня к реальности,- осталось только стихотворение выучить.

- Какое задали?

- «Зимнее утро» Пушкина. Оно такое огромное! – жалуется мое чадо.

- Иди учи, лентяй,- устало командую я. Про себя же добавляю: «А как же Артем выучил «Онегина»? Уму непостижимо. Ну да ладно, моему сыну я так высоко планку не устанавливаю. Надеюсь, что это только пока».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Генеральный партнер –
Издательство Учитель
СОНАТА-ПРО: Конструкторы рабочих программ СОНАТА-МИКС: Конструкторы уроков СОНАТА-ДО: Программно-диагностические комплексы для ОУ СОНАТА-ДО: Программно-диагностические комплексы для ДОУ