Флаги, снег и лица тусклы, то ли люди, то ли куклы… Часть 3

Не знаю, какая уже  по счету часть акции началась вместе со спустившимися над аэродромом сумерками. Нас наконец то пустили на закрытый для доступа ранее пятачок располагавшийся  за сценой. Даже дали доступ к большой палатке, где, о блаженство, всех стали кормит, причем много, от пуза, да еще и горячим. Тела, обалдев от долгожданного состояния тепла и сытости, впали в легкую прострацию. Поэтому покорно пошли через полчаса в ту же палатку на лекцию известного в телевизоре небритого дядьку очень интересно комментирующего происходящие в мире события. Дядька рассказывал что то, наверное, интересное,  мне запомнилось только мое непреодолимое желание уснуть, которое я честно не могла побороть и раза четыре поймала себя на мысли что я только что бессовестно спала, нежно привалившись к чьему то плечу.

Тем временем было часов уже десять вечера. Сцена осветилась огнями, по краям поляны были надуты армейские палатки, стояли романтичные дырявые бочки  с горящими внутри дровами,  а с краю робко ютились палатки с шашлыками, пирожками и чаем, который за деньги вяло предлагали слегка обмороженные продавцы.

Так началось ночное «бдение», смысл которого до сих пор мне свою тайну не приоткрыл. Самые честные, и я в том числе, похватав флаги, пошли скакать к сцене, скакали просто под музыку, под выступление каких-то поющих и говорящих тел, и все это казалось важным и нужным. Погода тем временем решила раскиснуть окончательно,  и с неба зарядил непрерывный моросящий дождь пополам со снегом, который проникал во все складочки одежды, делая ее мокрой и неуютной. Самым грустным было то, что снег под ногами превратился в полупрозрачную кашицу, затрудняя патриотичные  прыжки с флагами и насквозь промачивая обувь.

Часам к четырем утра остались сильнейшие, все остальные разбрелись по палаткам. Меня спас мой спальник и туристический коврик, ибо эти два предмета создали мне видимость уюта и комфорта на три часа сна, в уголке пятидесятиместной палатки, которые мне удалось оторвать от сумасшедшей ночи.

Утро было сырым и мокрым. Хотя мокрым кажется было всё: вещи, спальник, палатка, воздух, настроение…  Грела только тихая мысль, что кажется все, отмучились и скоро домой. Приятным моментом стал завтрак, он был неторопливым и размеренным, спешить уже было некуда, вещи были собраны, а общий недосып притуплял эмоции и лишнюю активность в организме.

Наконец наступил счастливый миг, когда блаженное тепло автобуса приняло нас в свои железно-пластиковые объятья и под размеренный шум мотора  увезло прочь со аэродрома, название которого наверное навсегда примерзло в моих воспоминаниях -Мячиково,  как и одиноко стоящий самолет махавший нам на прощанье сломанным крылом, но до него никому уже не было дела, так весь автобус крепко спал, с ясным чувством выполненного долга и чистой совестью сделанного нужного дела.

P.S. Сопоставив некоторые даты, поняла, что в самом начале ошиблась, потому что мозг отказывался воспринимать информацию о том, что все описанные события произошли 5 (!) лет назад. Это сколько же энергии и денег было потрачено на анонс события, до которого оставался год!

Я там была, ногами снег месила,

И горечь в сердце до сих пор…..

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Генеральный партнер –
Издательство Учитель
СОНАТА-МИКС: Конструкторы уроков СОНАТА-ДО: Программно-диагностические комплексы для ОУ СОНАТА-ДО: Программно-диагностические комплексы для ДОУ СОНАТА-ПРО: Конструкторы рабочих программ