Военный дневник дедушки. 1944. Часть 4

Страница 35

 

С тех пор ведет себя как всякая военная девушка, но искусно скрывает это.

<Фото>

Валя (Варвара) Борженко кубанская казачка. Познакомился, как с человеком, еще под Севастополем, во время боев, когда она была прислана в наш батальон. Не имел на нее никаких видов. Ведет себя скромно. Ни с кем не заводит «амуров».

Страница 36

 

Но заметное предпочитание оказывала мне оказывала мне, чего я не замечал, и тем более, не предавал этому значение, а поэтому близко с ней не сходился. Так продолжалось до начала нашего путешествия в поезде в июне месяце 1944 года.

Только здесь после одной сценки с ней, я понял, чего она хочет. Это подтвердилось в Жижморах, после Минска, когда был созван «семейный» вечер. С тех пор я стал часто бывать с ней и, кажется, привязываться. Вольностей не позволяла. Интересная вещь: почему-то меня предпочла офицерам, даже комбату. Не нравилось мне в ней то, что она часто любила пить, особенно в Каунасе, где я понял ее. Она искала себе вторую половину на будущее, а в это время устраивала вечеринки с другими, но вольностей не позволяла. Ко мне относилась по-прежнему. Я решил порвать: объяснение произошло на вечере при вручении орденов. Покончено было раз и навсегда фото в пьяном виде подарено незадолго перед этим.

Страница 37

<фото на всю страницу утеряно>

Страница 38

 

<Фото сверху утряно>

Оба снимка любительские, сделали в г. Кенигсберге 10 мая 1945 года.

Первый – л-т Мишуров И.Д.,

л.-т Слипенко И.Ф.

Ст. с-т Радченко А.С.

Страница 39

 

<Фото 3шт>

Боевые командиры и товарищи:

1.Командир батальона майор Сидоров Иван Васильевич, с которым служил с мая 1942 г. по май 1944 года и прошел Подмосковье, Кавказ от начала до конца, Кубань Тамань и Крым до Севастополя. 22 апреля 1944 г. погиб на боевом посту. Похоронен в городе Симферополе.

2.Заместитель командира батальона по политической части майор Мищенко Андрей Ермолаевич. Служил вместе с июня 1943 г по май 1944 году.
Погиб на боевом посту 22 апреля 1944 г. в боях за г. Севастополь.

Страница 40

 

3.Ст. лейтенант Зиракошвили Владимир Алексеевич- командир роты. Погиб смертью героя 7 мая 1944 года во время штурма города Севастополя. Погиб, но отстояли роту танков, окруженную немцами в глубине его обороны. Похоронен в гор. Симферополе возле своих командиров – Сидорова и Мищенко.

Страница 41

 

<Фото. На обороте: На память старшему сержанту Олейникову П. Д. от В/фельдшера Москвиченко М. А. 16.9.43 г. ст. Крымская>

Миля Московченко (слева) и Вера Охоня. Медработники батальона. С Милей служу с сентября 1942 года. В 1943 г. близко с ней сблизился, хотя она была офицером, по этому случаю было много разговоров.

 

Фото прислано в августе 1944 года во время этого злосчастного откровения. Смотря на фото, чувствовал в сердце горечь в сердце за такой инцидент. Тося изменилась, стала настоящей женщиной. Все же она нравится мне.

<Фото. На обороте: На добрую память тебе, дорогой Петя Антонины. Фотографиров. В возрасте 21 год 20 августа 44 г.>

Страница 42

<Пустая страница>

Страница 43

<Страницы с 3 фото, утеряны>

Страница 46

 

Семейная фотография.

Сидит, стоит справа и стоит сзади – мои сестры, сидит внизу – брат. Сидит в центре – зять Сергей Алексеевич – покойник – убит на фронте в Великую Отечественную войну в июне 43 г. Зять, которому лично я и все семейство наше обязаны своей жизнью, воспитанием и выходом в люди. Что было бы с нами, если бы не он, если бы не он взял на себя воспитание нас.

И он это сделал, а самому не пришлось напользоваться плодами своих трудов.

Светлая память о нем будет всегда жить в моем сердце. Прислано мне в армию в ноябре м-це 1944 года.

Страница 47

 

Наши части заняли гор. Шталлупёнен. Был в нем 2 ноября. Дома разбиты во время уличных боев. Жителей – ни одного. Около комендатуры видел, повидимому задержаны, семья немцев. Сидят на подводе на своем барахле и никому не смотрят в глаза.

Тося прислала письмо и открытку.

Удивительно – после ее решения выйти замуж, о чем она мне сообщила в августе месяце, сначала я тосковал: трудно мне было представить ее, с которой вел переписку три года и чем до глубины сердца сблизился, с другим человеком. Но это было первые полмесяца. Мои товарищи заметили во мне эту перемену и допытывались, что случилось. Рассказал только командиру батальона Крюковы Георгию Владимировичу, самому старшему сослуживцу, с которым служу с начала своей службы в армии. Он мне ответил, что это сети, в которых хотят меня запутать. С трудом верю в это: настолько убедительно и жизненный факт Тося мне писала.

Страница 48

 

 

И вот поэтому к Тосе, к Тосе, которую раньше уважал больше кого-либо в своей жизни, хотя и мало знаком с ней, появилось чувство досады за этот поступок и вместе с тем, хотя и незаметно для самого себя, упадок нравственного к ней отношения. Наверно, это приведет к разрыву. Жаль, так я привязался к ней.

3 ноября выехали на задание по ПОЗ. Немцы контратакуют крупными силами танков, которые перебросили из-под Варшавы, и пехоты. Остановились в Шталлупёнене. Пока ничего не известно.

С Валей все покончено.

В немецком городе пробыли до 8 ноября. Праздновать пришлось 8 и то полувесело. Военная обстановка (служба) и отсутствие «украшений жизни» мешает этому.

Страница 49

 

Александр Семенович Радченко.

Боевой товарищ, с которым прошел от Туапсе до Восточной Пруссии.

Хотя старше по возрасту, но задушевный друг, с которым есть о чем поговорить и чему поучиться в жизни. Превратность военной службы иногда творит над ним злые шутки.

Любитель выпить и погулять.

<Фото. На обороте фото: В. Пруссия 20 ноября 44 г. Петру Дм. Олейникову. В память о совместной службе на Кавказе, в Крыму, Белоруссии и Восточной Пруссии.>

Страница 50

 

До 25 ноября занимались боевой подготовкой. А потом снова на задание в Сувалки. Теперь на польской земле. Бедность поляков сразу бросается в глаза. Не те постройки и хозяйство, что в Германии.

Пробыли в Польше до начала декабря. Потом опять в Вирбалис (Вержболово).

 

Даже дороги, сколько их не есть, содержатся в образцовом порядке. Большинство залито асфальтом. Остальные уложены гравием. Дороги обсажены декоративными растениями, отчего чувствуешь себя не на дороге, в пыли (кстати, ее здесь нет), а как будто едешь по аллее.

Страница 51

 

 

Над нашей территорией стали редко появляться немецкие самолеты. До этого их совсем не видели. И то спешат быстрее укрыться восвояси, опасаясь быть сбитыми. Город не обстреливает, хотя ж.д. станцию достает.

20 декабря опять выехали в Сувалки минировать передний край. На этом направлении противник беспрерывно контратакует, и даже потеснил одну нашу дивизию, но положение быстро восстановилось. Батальон остановился в г. Сувалки и разместились по квартирам. В городе квартиры чистые. Поляки с неохотой, даже с недоброжеланием пускают на квартиры.

Но с этим мало считаются.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Генеральный партнер –
Издательство Учитель
СОНАТА-ПРО: Конструкторы рабочих программ СОНАТА-ДО: Программно-диагностические комплексы для ОУ СОНАТА-ДО: Программно-диагностические комплексы для ДОУ СОНАТА-МИКС: Конструкторы уроков